По мнению Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), это восприятие индивидами их положения в жизни в контексте культуры и в системе ценностей, в которых они живут, в соответствии с целями, ожиданиями, нормами и заботами. Качество жизни определяется физическими, социальными и эмоциональными факторами жизни человека, имеющими для него важное значение, и на него влияющими.

При чем же здесь волосы?

Давайте сначала про кожу

Дерматологам давно известно, что частота психических расстройств у пациентов с дерматологическими заболеваниями выше, чем в среднем в популяции, и составляет около 30%. Это подтверждено многими исследователями, которые в своих работах показывают, что от 30-40% до 60% пациентов с дерматологическими проблемами сталкиваются с расстройствами психики, включая тревожность и депрессию.

Кроме того, известно, что не только кожные (дерматологические) заболевания, но и заболевания волос и кожи головы (трихологические проблемы), по-разному воспринимаются разными людьми, вызывая у многих симптомы повышенной тревожности и даже депрессии, что зачастую приводит к ухудшению качества их жизни. 

Как же оценить качество жизни?

Для этого психологи, врачи и другие исследователи используют опросники.
В дерматологии (и трихологии) для оценки качества жизни пациента применяют специальный опросник – The Dermatology Life Quality Index (DLQI) – Дерматологический Индекс Качества Жизни. Его используют для того, чтобы оценить степень воздействия дерматологического / трихологического состояния на аспекты жизни пациента, а также для оценки изменения качества жизни вследствие воздействия этого заболевания.
Этот опросник используется также для того, чтобы оценить эффективность терапии дерматологического/ трихологического заболевания. 


The Dermatology Life Quality Index (DLQI) был разработан в Великобритании Prof. Finlay и его коллегами и сегодня доступен на многих языках, включая русский:

https://www.cardiff.ac.uk/medicine/resources/quality-of-life-questionnaires

Существуют дерматологические опросники для взрослых, детей и подростков, отдельные опросники – для пациентов с псориазом и акне, а также опросники для членов семьи тех пациентов, кто страдает дерматологическими заболеваниями. 

Трихология

Алопеции (выпадение волос, облысение) обычно относят к нетяжелым дерматологическим состояниям, которые, тем не менее, могут вызывать тяжелые психологические проблемы и приводить к депрессии. Среди наиболее частых видов алопеций выделяют гнездную алопецию (ГА) и андрогенетическую алопецию (АГА).


В 2017 г. исследователями Min Zhang и Nan Zhang была проведена оценка качества жизни у пациентов КНР с гнездной и андрогенетической формами алопеции. В исследовании применялся The Dermatology Life Quality Index (DLQI) – Дерматологический индекс качества жизни.
Методы.
В исследование было включено 178 пациентов с ГА и АГА, для оценки качества жизни которых использовался соответствующий опросник – DLQI. Он включал 10 аспектов, касающихся симптомов и ощущений пациентов, ежедневного времяпрепровождения, отдыха, работы и учебы, личных отношений и аспектов терапии. Оценка каждого аспекта проводилась по шкале от 0 до 3, общего уровня DLQI – от 0 до 30.

Результаты

Показатели опросника DLQI 178 пациентов варьировали от 0 до 28, средний показатель был равен 6.3. У молодых пациентов показатели были более высокими (P <0.05), также высокие показатели наблюдались у пациентов, у которых выпадение волос длилось более 12 месяцев (P<0.05). Интересно, что показатели Дерматологического индекса качества жизни (DLQI) у пациентов с гнездной формой потери волос были значительно выше, чем показатели у пациентов с андрогенетической алопецией (P <0.05). 
Наблюдения исследователей коррелируют с их клинической практикой – в среднем, пациенты с гнездной формой алопеции более тяжело переживают свое состояние, нежели пациенты с выпадением волос по мужскому и женскому типам (андрогенетическая алопеция у мужчин и женщин соответственно). 

Некоторые исследователи сообщали о взаимосвязи наличия гнездной алопеции и суицидальными попытками у детей и подростков. Все это может свидетельствовать о недооценке важности психосоциального аспекта при наличии потери волос, особенно в детском и подростковом возрасте.  
В данном исследовании не было выявлено влияния на ответы DLQI в зависимости от пола, семейного положения, уровня образования, наличия алопеции в анамнезе, семейного анамнеза по алопеции, или тяжести существующей алопеции.

Выводы

Авторы сделали вывод о том, что наличие ГА и АГА оказывает умеренное воздействие на качество жизни пациентов. Более высокие показатели опросника QoL были достоверно ассоциированы с молодым возрастом, длительной потерей волос – более 12 месяцев, и гнездной формой алопеции. Исследователями было обнаружено влияние как гнездной, так и андрогенетической форм алопеции на качество жизни пациентов, причем не только на физиологические, но и на эмоциональные и социальные аспекты. Как совершенно справедливо отмечают авторы, несмотря на то, что эти виды потери волос не относятся к опасным для жизни состояниям, следует обращать больше внимания на психосоциальные аспекты этих состояний.

Мой комментарий. До недавнего времени такой важный аспект потери волос, как психосоциальный, был недооценен. В последнее время ему стали уделять все большее внимание, и сегодня, наряду с топической (местной) терапией – то есть, воздействием непосредственно на области потери волос (очаги или зоны алопеции), все большее внимание уделяется и коррекции психоэмоционального состояния пациента.

Помимо применения лекарственных средств (анксиолитики, антидепрессанты) для коррекции психологических проблем у пациентов с потерей волос, все большее применение находят немедикаментозные способы коррекции стрессовых состояний, которые характерны для пациентов с трихологическими проблемами. 

Это такие методы, как психотерапия, физиотерапия, акупунктура (иглорефлексотерапия). Данные методы способствуют снижению тревожности и эмоционального напряжения при отсутствии побочных эффектов, которые свойственны некоторым лекарственным препаратам. В ряде случаев сочетают методы медикаментозной и немедикаментозной коррекции, то есть, прием лекарственных препаратов может сопровождаться немедикаментозной терапией.

Помимо местного лечения (нанесения на кожу головы препаратов), проведения курсов физиотерапии, применения лечебных и/или косметических средств, назначенных дерматологом-трихологом, пациенту могут быть рекомендованы анксиолитики, и/или сеансы психотерапии, гипнотерапии, иглорефлексотерапии (акупунктуры). 


Ссылки
:

Gupta MA, Gupta AK, Ellis ChN, Koblenzer CS. Psychiatric evaluation of the dermatology patient. Dermatol Clin 2005;23(4):591–9.

Hughes JE, Barraclough BM, Hamblin LG, White JE. Psychiatric symptoms in dermatology patients. Br J Psychiatry 1983;143:51–4.

Fried RG, Gupta MA, Gupta AK. Depression and skin disease. Dermatol Clin 2005;23(4):657–64.

  Papadopoulos L, Walker C, Aitken D, Bor R. The relationship between body location and psychological morbidity in individuals with acne vulgaris. Psychol Health Med 2000;5(4):431–8.

Chernyshov P, V: The Evolution of Quality of Life Assessment and Use in Dermatology. Dermatology 2019;235:167-174
http://sites.cardiff.ac.uk/dermatology/quality-of-life/
Min Zhang and Nan Zhang. Patient Prefer Adherence. 2017; 11. Quality of life assessment in patients with alopecia areata and androgenetic alopecia in the People’s Republic of China.
Sinclair RD1. Alopecia areata and suicide of children. Med J Aust. 2014 Feb 17;200(3):145.
Lugović-Mihić  et al. Acta Clin Croat. 2013 Sep;52(3)..Psychoneuroimmunologic aspects of skin diseases.
Marta Kuty-Pachecka. Psychological and psychopathological factors in alopecia areata. Psychiatr. Pol. 2015; 49(5).е